Пенсионная система россии в xix веке

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Пенсионная система россии в xix веке". В этом материале мы постарались полностью описать тему с возможностью сделать выводы.

Пенсионная система России в XIX веке

ПЕНСИОННЫЙ ВОПРОС

Секретарю ЦК КПРФ,
руководителю Юридической службы ЦК КПРФ
т. Соловьеву В.Г.

Уважаемый Вадим Георгиевич!
Одним из вопросов Народного референдума является требование о повышении базовой части пенсии до уровня прожиточного минимума. Это положение вызывает у граждан большой интерес. Вместе с тем у активистов референдума не хватает более полной информации о позиции КПРФ по данному вопросу. В связи с чем прошу вас, как секретаря ЦК КПРФ и юриста, дать по нему подробное разъяснение.

В.А. КУЗНЕЦОВ, пенсионер (Тверь).

Уважаемый Владимир Алексеевич!
Для более полного понимания позиции КПРФ по данному вопросу нам, на наш взгляд, необходимо провести сравнение трех периодов развития пенсионной системы России: дореволюционный, советский и нынешний буржуазный. Их анализ, как нам кажется, и даcт исчерпывающий ответ на ваш вопрос.

I. Пенсионное обеспечение в эпоху царской России

«Допустим, что мы имеем человека, начавшего свой трудовой путь в 25 лет и вышедшего на пенсию в 60 лет (стаж 35 лет). Также допустим, что его средняя зарплата в течение жизни была равна
170 руб., отчисления в Пенсионный фонд — 10% от зарплаты ежемесячно (17 руб. в месяц), а доходность вложений пенсионных средств — 8% годовых.
Вопрос: сколько он будет получать по выходу на пенсию, если ему будут выплачивать только проценты с накопленной суммы?
Ответ: 234 руб. в месяц! При этом его 204 руб. ежегодных отчислений превратятся в 35152 руб. суммы пенсионного вклада».

На первый взгляд — все замечательно, «надежно доказана» эксплуатация советским государством пенсионеров в течение всей жизни. Действительно, при средней зарплате около 170 рублей, рядовые пенсионеры не могли похвастаться пенсией в 234 рубля.
По данным статистики в 1980 году в РСФСР средняя назначенная пенсия — 58 руб. «Злобное» Советское государство беспощадно обирало пенсионеров! Но все не так просто и очевидно. Укажем на дыры и логические нестыковки в рассуждениях «реформаторов».

Во-первых, основной пенсионный возраст у нас пока 60 лет (мужчины) и 55 лет (женщины). С учетом большей доли женщин в населении (55%) средний стаж при выходе на пенсию не 35 лет, а меньше — около 32 лет. Итак, первая поправка: период накопления будет все же ближе к 30 годам, а не к 35.

В.Г. СОЛОВЬЕВ,
секретарь ЦК КПРФ,
руководитель Юридической службы ЦК КПРФ.
О.К. ЧЕРМЯНИНА,
юрист, помощник депутата Государственной думы РФ.

Пенсионная система России в XIX веке

4 октября, 2004 Юрий Голицин

В последнее время российское правительство предпринимает попытки реформировать пенсионную систему, доставшуюся в наследство от Советского Союза. Как оказалось, сделать это не так то просто. Причин медленного развития пенсионной реформы достаточно много, но едва ли не основная — отсутствие единого понимания целей преобразования пенсионной системы и механизмов их достижения. Для нахождения определенного компромисса было бы полезно оглянуться назад и посмотреть, как функционировала подобная система в Российской империи на рубеже XIX и XX веков. Тогда было характерно как раз сочетание государственного и частного пенсионных капиталов.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПЕНСИИ ДЛЯ ЧИНОВНИКОВ
Дореволюционное российское законодательство относило пенсию к разряду служебных наград. Право на пенсию приобреталось «беспорочною выслугою определенных в законе сроков».

Получение пенсий чиновниками регулировалось Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам. Основанием для выплаты пенсий становился тот факт, что ко времени прекращения службы в большинстве случаев должностные лица достигали того возраста, в котором каким-либо иным способом содержать свою семью они уже не могли. По общему правилу срок выслуги для получения пенсии был определен в 35 лет беспорочной службы. Прослуживший не менее 25 лет получал 50% пенсионного оклада.

Исходя из средних показателей поступления на службу после получения специальности в 20 с небольшим лет, можно предположить, что только к 60 годам (а такой возраст превышал среднюю продолжительность жизни в стране) должностное лицо могло выслужить пенсию.

Все должности в государственном аппарате для получения пенсии были разделены на 9 разрядов, соответственно ее величина колебалась в начале XX в. от 85 руб. 80 коп. (9 разряд) до 1143 руб. 60 коп. (1 разряд) в год. То есть она колебалась от 7 с небольшим рублей в месяц до почти 100 руб. Много это или мало? Заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в некоторых отраслях промышленности несколько десятков рублей в месяц.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. Так, при неизлечимых болезнях полный оклад пенсии полагался за 30 лет службы. Если чиновник из-за болезни не мог обойтись без постороннего ухода, то полный оклад пенсии полагался за 20 лет службы. Две трети оклада пенсии в первом случае полагалось за службу от 20 до 30 лет и от 10 до 20 лет — во втором.

К концу XIX века рост инфляции значительно обесценил давно установленные пенсионные оклады. В связи с этим, несмотря на то, что в законодательстве было зафиксировано, что «никакое ведомство не должно входить с представлениями о назначении пенсий свыше того, что уставом о них определено; оно обязано не допускать никакого в сем уставе изъятия и не отступать от него», министры использовали все свои возможности для увеличения пенсий своим подчиненным. Руководители ведомств постоянно обращались с просьбами об «усиленных» пенсиях к министру финансов. В случае несогласия последнего вопрос выносился на заседание Комитета министров. Размеры «усиленной» пенсии составляли от 1/3 до 1/2 жалования.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся в соответствии с некоторыми семейными обстоятельствами. Учитывалось число лиц, оставшихся после смерти чиновника, и их права на получение пенсии. Так, вдова чиновника, не имевшая детей или имевшая детей, чей возраст превышал 17 лет, получала половину той пенсии, какая полагалась ее мужу. На каждого из малолетних детей прибавлялась еще 1/3 другой половины. Пенсия выдавалась матери, а не детям. Малолетние дети чиновника получали каждый 1/4 часть пенсии, следовавшей отцу. Если в семье было более четырех детей, то все они должны были получать поровну, но не более целой пенсии отца.

Читайте так же:  Правила расчета размера едв инвалидам

Пенсия не назначалась детям мужского пола старше 17 лет, а женского — старше 21 года. Кроме того, сыновьям, поступившим на службу или принятым на казенный счет в учебные заведения, дочерям, вышедшим замуж или обучавшимся за казенный счет, вдовам, вторично вышедшим замуж, пенсия также не полагалась.

Выплата пенсии прекращалась в нескольких случаях: при новом вступлении в должность; при поступлении на службу иностранному государству без согласия российского правительства; при пострижении в монашество; при нахождении за границей более разрешенного срока.

Лишались права на пенсию лица, приговоренные судом к наказанию, связанному с лишением или ограничением «прав состояния», с исключением со службы или от должности. После прекращения срока наказания и со времени вторичного выхода на службу чиновник вновь получал право на пенсию.

ОФИЦЕРСКИЕ ПЕНСИИ
Пенсии отставным офицерам выплачивались из двух источников: из Государственного казначейства и инвалидного капитала.

Право на государственную пенсию приобреталось «беспорочною выслугою установленных сроков. Срок выслуги был меньшим, чем у гражданских чиновников, в основном — 25 лет для полной пенсии и 20 лет для «половинной». Офицерам военных тюрем каждые 5 лет службы засчитывались за 7. Всем офицерам и гражданским чиновникам военного ведомства, служившим в «отдаленных краях империи», пенсионные сроки сокращались в следующих пропорциях. В местностях, отнесенных к 1 разряду, 2 дня службы считались за 3, в местностях 2 разряда — 3 дня за 4, в местностях 3 разряда — 4 дня за 5. Для всех офицеров, военных священников и врачей время, проведенное в действующей армии, засчитывалось вдвойне.

Для морских офицеров, кроме общих пенсий, существовали и специальные. Они получали дополнительное вознаграждение за плавание в размере 1/2 оклада жалования за плавание сроком от 120 до 180 месяцев (за всю службу) и 2/3 оклада за плавание более 180 месяцев. Кроме того, командирам кораблей выдавалось вознаграждение (от половины до полного оклада) за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (до 1350 руб. в год), инженерам-механикам — за долговременное управление судовыми машинами (до 900 руб.).

Вдовы и дети умерших офицеров получали право на пенсию, если офицер: а) был убит в сражении или умер на службе от ран, либо погиб в море; б) умер на службе, имея право на пенсию; в) умер, находясь в отставке, независимо от получения пенсии, но имея на нее право.

Из нижних чинов правом на пенсию пользовались только унтер-офицеры и солдаты, служившие сверхсрочно. За 20 лет такой службы назначалась пенсия в размере 96 руб. в год или единовременное пособие в 1000 руб.

Правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались офицеры, которым покровительствовал так называемый Александровский комитет о раненых. Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер при получении увечья, и от степени тяжести ранения (1 и 2 класс раненых). Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше, чем обычные. Так, размер пенсии раненому первого класса составлял от 300 до 1716 руб., 2 класса — от 170 до 1143 руб. 90 коп. Офицеры, получившие раны и увечья во время боевых действий, получали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из государственного казначейства, и не только в отставке, но и находясь на службе. Кроме пенсии, отставным пенсионерам выдавалось ежегодное пособие на наем прислуги.

[2]

НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПЕНСИИ ДЛЯ ЧИНОВНИКОВ И ВОЕННЫХ
Кроме пенсий, выплачивавшихся государственным казначейством, существовали и так называемые эмеритуры (от лат. emeritus — заслуженный). Эмеритуры являлись специальной пенсией уволенным в отставку государственным чиновникам и пособием вдовам и сиротам из сумм эмеритальных касс, средства которых составлялись из обязательных отчислений от жалованья государственных служащих. Целью этих касс являлось обеспечение своих членов дополнительными пенсиями. Ее денежные средства составляли неприкосновенную собственность и могли использоваться только на пенсии и пособия, а также на расходы по осуществлению деятельности кассы.

Доходы кассы образовывались за счет процентов от «неприкосновенных капиталов», вычетов из жалования участников и случайных поступлений.

В конце XIX в. лучшей в стране считалась эмеритальная касса Министерства юстиции. Ее деятельность началась еще в период осуществления судебной реформы. В 1866 г. Александр II повелел начать вычеты из жалования судебных чинов для создания кассы, но ее деятельность началась только в 1885 г. Начиная с этого года, через каждые пять лет Совет эмеритальной кассы, куда входили высшие чины министерства, назначал комиссию из членов кассы для проверки ее деятельности. Осторожность в ведении дел способствовала росту авторитета и популярности кассы среди чиновников министерства и позволила ей предоставить своим членам дополнительные льготы. На 1 января 1901 г. ее основной капитал превысил 23 млн. руб., ежегодный доход от взносов участников составил 780 тыс. руб.

ПЕНСИИ ДЛЯ РАБОЧИХ
На протяжении всего XIX в. фабричные рабочие пенсиями не обеспечивались — ни государственными, ни частными. Лишь в 1893 г. по предложению С.Ю.Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих.

В сентябре 1902 г. законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев» был завершен. 2 июня 1903 года он был утвержден Николаем II, а с 1 января 1904 г. вступил в силу.

При всей своей ограниченности и недостатках закон 1903 г. все же был шагом вперед в разработке рабочего законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий. При полной потере трудоспособности выплачивалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере выплачивалась пенсия семье в случае смерти рабочего. Однако при этом закон искусственно занижал исчисление годового заработка рабочего, что вело к уменьшению размера пенсий.

Однако даже такие урезанные пенсии, полагавшиеся по закону, на практике выплачивались далеко не всегда. По некоторым приблизительным подсчетам, накануне первой мировой войны рабочие фабрично-заводской промышленности получили 2,2 млн. руб., горнозаводские — 2,3 млн. руб., акционерные общества выплатили 2 млн. руб., а взаимные — 1,6 млн. руб. Таким образом, общая сумма составила более 8 млн. руб. Она распределялась между 20,4 тыс. увечных рабочих. Всего же увечных по фабрично- и горнозаводской промышленности было около 112 тыс. человек и по закону им причиталось более 40 млн. руб. То есть рабочие должны были получить значительно больше, однако буква закона и его практическое применение далеко не всегда соответствовали друг другу.

Читайте так же:  Какие существуют права лиц без гражданства рф (апатриды)

При фактическом отсутствии государственной пенсионной системы многое зависело от владельцев предприятия, где трудились рабочие. Многие предприниматели, занимаясь меценатством и благотворительностью, не забывали и о рабочих собственных компаний. Известно множество случаев строительства различных частных богаделен, бесплатных квартир, вдовьих и сиротских домов, где могли проживать старики и дети, не способные к работе на заводе или фабрике.

Пенсионная система России в XIX веке

Пенсии до революции: социальное обеспечение в России на рубеже XIX —.

Пенсии до революции: социальное обеспечение в.

Пенсии до революции:

социальное обеспечение в России на рубеже XIX — XX веков

Пенсионное обеспечение в последние годы существования Российской империи представляло собой сочетание государственного и частного пенсионных капиталов. В системе дополнительного социального обеспечения уже в конце 19 века насчитывалось более 200 ведомственных эмеритальных касс. Но в целом система пенсионного обеспечения оставалась избирательной и охватывала менее 1/3 населения.

Дополнительное пенсионное обеспечение за счет взносов в эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало незначительную часть трудящихся, поскольку пенсионные кассы создавались в основном в государственных ведомствах и на крупных промышленных предприятиях. В то время как в России к началу XX века почти половину населения составляли сельские жители: более 60 млн человек из 125 млн, по переписи 1897 года.

Российское крестьянство не обеспечивалось пенсиями долгое время — и до, и после революции. Большинство сельских тружеников будут интегрированы в пенсионную систему страны лишь в 60-е годы ХХ века.

Государственные пенсии на рубеже 19-20 веков по-прежнему оставались привилегией военных и гражданских служащих. Сохранялась традиция назначения пенсий как особых привилегий за заслуги перед отечеством. Существовали повышенные пенсии кавалерам наиболее престижных государственных наград.

Численность военных пенсионеров резко выросла с началом первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было. Хотя, по разным оценкам, Георгиевские кресты разных степеней в ходе первой мировой войны получили почти полтора миллиона солдат.

До революции 1917 года структура пенсионного обеспечения обычных граждан России состояла из нескольких уровней. Главной компонентой была государственная пенсия, назначаемая за долговременную беспорочную службу, либо пенсия по болезни или инвалидности. Она полагалась работающим в случае досрочного выхода на пенсию по состоянию здоровья.

Начиная с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась также рабочим частных предприятий.

В дореволюционный период социальная система Российской империи достигла достаточно высокого уровня по сравнению со многими другими странами. В целом по уровню жизни царская Россия к 1913 году занимала 15-е место в мире. Численность населения за пять лет (с момента переписи 1897 года) выросла более чем на треть.

Социальное страхование рабочих и система трудового законодательства в Российской империи признавались одними из лучших в мире – об этом, в частности, на встрече с группой промышленников из России в 1912 году заявил Уильям Тафт, 27-й президент США. Он посещал Россию в начале века, его путь в Санкт-Петербург на встречу с императором Николаем II пролегал через Владивосток. Поэтому президент Тафт оценивал качество социальной политики царской России непонаслышке.

Что касается оценок системы трудового законодательства, социального страхования и в целом качества пенсионной системы России на рубеже 19-20 веков, то они остаются весьма противоречивыми. И, безусловно, эта проблема требует дальнейшего объективного исследования.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет. Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Право на пенсию теряли лица, уволенные со службы по решению суда, а также приговоренные к различным видам наказания, включая лишение свободы или другие ограничения гражданских прав. Любопытно, что по истечении срока наказания и после возвращения на службу чиновник вновь приобретал право на пенсию.

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, соответственно, получал 50% пенсионного оклада. Фактически, пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приема на службу дипломированного специалиста начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

[1]

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Во-вторых, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался посторонний уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия.

Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчета пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале 20 века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год (по 9-му разряду) до 1 453 рублей (по первому разряду). Для сравнения, заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Также важно подчеркнуть, что в конце XIX века рост инфляции в России значительно обесценил пенсионные оклады, которые долгое время не менялись. По пенсионному законодательству того времени, было запрещено устанавливать пенсии выше уровня, определенного Уставом. Руководители различных ведомств по этой причине нередко атаковали министерство финансов просьбами об «усилении» пенсий своим работникам. В случае несогласия министра финансов вопрос о повышении пенсии тому или иному чину выносился на заседание Комитета министров. Прибавка к пенсионному пособию могла составлять от одной трети до половины суммы жалования.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся с учетом семейного положения. В частности, учитывалось количество членов семьи, оставшихся без попечения, а также их права на получение пенсии. Например, вдова служащего могла получать лишь половину пенсии мужа, если в семье не было малолетних детей (не старше 17 лет). На каждого из малолетних детей прибавлялась треть от половины пенсии отца. Если в семье было более четырех детей, то все они должны были получать пенсию поровну, но в сумме не больше размера пенсионного жалования отца.

Пенсия умершего также не назначалась сыновьям старше 17 лет и дочерям старше 21 года. Кроме того, право на пенсию утрачивали сыновья, поступившие на службу или принятые в учебные заведения за казенный счет, а также дочери в случае выхода замуж или обучения за казенный счет. Вдовам, вторично вышедшим замуж, государственная пенсия первого мужа также не полагалась.

Читайте так же:  Является ли турция членом европейского союза

Кроме того, пенсии лишались чиновники при вступлении на новую должность, или при переходе на службу иностранному государству без согласия российского правительства. Пенсионное право утрачивалось также при пострижении в монашество и в случае нарушения условий выезда за границу (а именно пребывания за границей более разрешенного срока).

Что касается пенсий военнослужащих, то они выплачивались из двух источников: из Государственного казначейства и инвалидного капитала.

Срок выслуги военной пенсии был меньшим, чем у гражданских чиновников — в среднем 25 лет для полного оклада пенсии, и 20 лет — для 50 %.

Примечательно, что офицерам военных тюрем каждые пять лет службы засчитывались за семь.

Для офицеров и гражданским чиновникам военного ведомства, которые служили в отдаленных регионах страны, сроки выслуги пенсий сокращались: например, один день службы считался за два, три, четыре дня и так далее — в зависимости от конкретной удаленности места службы.

При этом для всех без исключения офицеров, военных священников и врачей время службы в действующей армии засчитывалось вдвойне по сравнению с гражданской службой.

[3]

Для морских офицеров, кроме общих пенсий, существовали дополнительные вознаграждения. А именно в размере 1/2 оклада жалования — за общий срок плавания в течение службы от 120 до 180 месяцев. Две трети оклада пенсии полагалось за плавание сроком более 180 месяцев.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Командирам кораблей выдавалось дополнительное вознаграждение за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (сумма дополнительного вознаграждения могла составлять до 1350 рублей в год). Инженерам-механикам полагались доплаты к пенсии за долговременное управление судовыми машинами (до 900 рублей в год).

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причем правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени тяжести ранения (соответственно, различались пенсии раненым офицерам первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицеры, получившие раны и увечья во время боевых действий, получали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии, отставным офицерам выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Как уже отмечалось выше, доходы рабочих в Российской империи на рубеже 19-20 веков были весьма невысоки по сравнению со служащими. На получение пенсионного пособия рабочие в то время могли рассчитывать только при условии добровольных отчислений в пенсионные кассы, в том числе — эмеритуры, которые начиная с 80-х годов 19 века в производственной сфере наиболее активно и массово создавались на железных дорогах.

Правительство предпринимало попытки расширить сферу социальной защиты наемных работников. Так, в 1893 году по предложению министра финансов Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих.

В сентябре 1902 года был разработан законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев».

2 июня 1903 года закон был утвержден Николаем II, и вступил в силу с 1 января 1904 года.

При всей ограниченности принятых мер Закон 1903 года все же был значительным прогрессом в развитии трудового законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий для наемных рабочих и служащих.

Так, при полной потере трудоспособности полагалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере выплачивалась пенсия семье в случае потери кормильца. Главным изъяном закона было то, что в нем искусственно занижалось исчисление годового заработка рабочего. Что привело к уменьшению размера пенсии.

Активизация рабочего движения в период первой русской революции (1905–1906 годы) привела к разрушению многих пенсионных касс. Но их развитие продолжилось, как только общественно-политическая ситуация в России стабилизировалась.

К 1912 году назрел вопрос об объединении пенсионных касс различных ведомств в единую организацию, что позволило бы создать в стране полномасштабную пенсионную систему страхового типа. Вступление России в мировую войну в 1914 году стало новым препятствием для развития в стране всеобщего пенсионного обеспечения.

В свою очередь, политические партии активно боролись за введение обязательного социального страхования рабочих за счет средств работодателя или из специальных фондов страхования рабочих, которые предлагалось формировать за счет взимания особого налога на владельцев частных предприятий. Этот вопрос, в частности, обсуждался в 1903 году на втором съезде РСДРП.

Кроме того, в 1912 году на VI Всероссийской партийной конференции в Праге была предложена страховая программа, которая предусматривала обязательное страхование всех наемных работников и членов их семей за счет предпринимателей, и за счет государства — в случае утраты рабочими трудоспособности, в том числе и по старости.

Требование распространить систему социального страхования на все категории рабочих стало одним из ключевых поводов для усиления протестного движения рабочих и активизации деятельности левых партий в России в начале ХХ века.

Вынужденным ответом правительства на эти вызовы стало принятие Закона от 23 июня 1912 года «О социальном страховании рабочих». Однако социальные меры, прописанные в законе, были довольно ограниченными.

Так, обязательное социальное страхование распространялось только на предприятия с численностью не менее двадцати рабочих — при наличии двигателя (парового или электрического), и тридцати рабочих — при отсутствии двигателя.

В силу данных ограничений закон — безусловно, прогрессивный по тем времена — охватил не более 2,5 миллионов рабочих по всей стране. Еще порядка 12 миллионов наемных рабочих и служащих в России оставались по-прежнему без какого бы то ни было обеспечения по старости и инвалидности.

Социальное страхование не распространялось на всех транспортных рабочих, домашнюю прислугу, торгово-промышленных служащих, сельских наемных работников (батраков). Основную нагрузку по выплате страховых взносов закон возложил на самих страхуемых рабочих. По схеме страхования, 3/5 части страхового взноса платили рабочие из своего дохода, 2/5 части взноса платил работодатель. Это привело к снижению заработка большей части наемных работников, что, в свою очередь, провоцировало новую волну стачек и роста революционных настроений накануне 1917 года.

Читайте так же:  Образец заявления на загранпаспорт старого образца для несовершеннолетних

Пенсионная система России в XIX веке

От воинских уставов — к пенсионным фондам

(социальные реформы в России XIX века)

Пенсионное право в России 19 века развивалось в общем русле перехода страны от феодализма к капиталистическому укладу экономики и общественных отношений. И это основной ключ к пониманию роли пенсий в данный период отечественной истории. Выплата пенсий все больше утрачивала исконное значение наградного жалования. Уже в начале 19 века казенные пособия по выслуге лет распространялись на все ранги государственных служащих высшего и среднего разрядов. Социальное обеспечение низшего сословия по-прежнему возлагалось на систему попечительских учреждений.

Только со второй половины 19 века, с появлением в ряде государственных ведомств страховых и эмеритальных касс, пенсионное право в России перестанет быть исключительной привилегией старших чинов военных и гражданских служащих.

Император Александр I, вступивший на престол в 1801 году, в первые же годы правления издал ряд указов, расширяющих пенсионные права служащих органов государственного управления.

Пенсии чиновникам отраслевых ведомств (министерств) выплачивались за счет средств Государственного Казначейства. Управление системой пенсионного обеспечения, в том числе производство по делам пенсий, также было возложено на Департамент Государственного Казначейства.

После серии зарубежных походов русской армии и Отечественной войны 1812 года объемы государственных расходов на пенсионное обеспечение значительно превышали возможности казны. Но число военных и гражданских служащих, имеющих право на пенсии, неуклонно росло.

По одному из указов императора, к разряду военных пенсионеров, наряду с чинами морского и сухопутного ведомств, был отнесен ряд гражданских лиц. В том числе из оружейных мастеровых, служащих ведомства путей сообщения и других производственных отраслей, обеспечивающих нужды армии.

Основы правовой базы пенсионного обеспечения первой половины 19 века также были заложены в период правления Александра I.

Так, в соответствии с указом от 17 февраля 1817 года был создан Комитет по подготовке Положения о выплате пенсий. В состав Комитета вошли руководители основных министерств: финансов, юстиции, внутренних дел, военного и морского ведомств. Правительство, таким образом, приступило к решению задачи выплаты пенсий военным и гражданским служащих с привлечением дополнительных источников пенсионного капитала.

Во второй половине 19 века право на получение трудовых пенсий по старости стало распространяться на работников частных предприятий. На железных дорогах и в ряде стратегически важных отраслей правительство обязывало промышленников создавать эмеритальные кассы и страховые пенсионные общества.

Появление института социальных гарантий в рабочей среде (а право на пенсии получали также семьи наемных работников в случае потери кормильца) способствовало росту численности заводских рабочих в период активного развития промышленного производства.

Кроме того, пенсии сыграли решающую роль в массовом переселении работников с семьями на новые металлургические заводы и горно-рудные промыслы на Урале и в Сибири.

Особая роль в становлении пенсионного дела в 19 веке принадлежит императору Николаю I. Так, например, ряд современных исследователей считают справедливым определить дату 6 декабря как День российского пенсионера. Основанием для учреждения подобного праздника, по мнению историков, может служить Указ Николая I от 6 декабря 1827 года о введении в действие «Устава о пенсиях и единовременных пособиях государственным (военным и гражданским) служащим».

Новый Устав о пенсиях, вступивший в силу 1 января 1828 года, стал важнейшим итогом пенсионной реформы первой половины 19 века. Это была первая масштабная модернизации пенсионного законодательства в России после принятого Петром I Морского устава от 1720 года.

Историческое значение Устава о пенсиях 1827 года состоит прежде всего в том, что это был первый в истории России полномасштабный — а именно общегражданский

— кодекс пенсионных уложений. До сих пор пенсионное право регулировалось преимущественно отдельными уставами военных ведомств, в том числе Морским уставом Петра I.

Выдержав несколько редакций в годы правления последующих российских императоров, «николаевский устав о пенсиях» ( такое название документа закрепилось в исторических источниках и обиходной речи россиян 19 века) сохранял основные положения вплоть до начала 20 века.

Тем не менее, было бы несправедливо относить Устав о пенсиях 1827 года к исключительным заслугам Николая I. Подготовка проекта Устава была начата все же при Александре I. Причем почти за десять лет до того, как тщательно проработанное пенсионное законодательство было принято по указу императора Николая I.

Собственно, пенсионная реформа в России 19 века началась ровно с того момента, когда функции управления пенсионным делопроизводством были переданы Департаменту Казначейства. А все вопросы регулирования пенсионных выплат отошли в личное ведение министра финансов, перестав быть монопольным правом императора — как было в России при всех предыдущих монархах.

Этот факт стоит внимания, поскольку он многое проясняет в последующей логике развития гражданского законодательства, в том числе в разработке пенсионного Устава.

Также стоит напомнить, что инициатором пенсионной реформы в первой половине 19 века выступил не кто иной, как граф Дмитрий Александрович Гурьев — третий министр финансов в истории Российской империи, с момента основания ведомства в 1802 году.

В проекте Устава о пенсиях, внесенного Гурьевым на рассмотрение Государственного совета, содержались принципиальные положения, отличавшиеся от прежних редакций пенсионных законов.

Наиболее важным новаторством в первом проекте Устава о пенсиях было то, что в нем предлагалась передача в Государственное Казначейство всех сумм пенсионного капитала (включая дополнительные доходы на этот капитал) для осуществления полного цикла полномочий по выплате пенсий.

Стоит отметить, что далеко не все инициативы министра финансов вошли в итоговую редакцию Устава о пенсиях. Документ дорабатывался при участии Алексея Аракчеева, военного министра в правительстве Александра I, и Егора Канкрина — одного из самых авторитетных на рубеже 18-19 веков специалистов в области экономики и финансов. Он стал преемником графа Гурьева на посту министра финансов с 1823 года и сохранил чин при Николае I.

Кроме того, Егор Канкрин внес довольно весомый вклад в историю отечественной финансовой системы . Причем «весомый» — в самом буквальном смысле слова. Будучи профессиональным знатоком рудного и монетного дела, Канкрин уже на посту министра финансов смог реализовать идею использования платины в качестве валютного металла для внутреннего обращения. Это был один из самых неординарных методов наполнения казны в период тяжелого финансового кризиса после Отечественной войны 1812 года.

В 1828 году в Петербурге началась чеканка платиновых монет, которые пользовались высоким спросом у населения. В итоге добыча платины на Урале возросла до 2 тонн в год. А частичная замена серебра и золота платиной в качестве валютного металла помогли правительству Николая I наполнить казну и выкупить у населения огромную массу обесценных бумажных ассигнаций, с целью последующего уничтожения.

Читайте так же:  Как арендовать автомобиль в словении

В этом, пожалуй, была главная заслуга графа Канкрина на посту министра финансов в правительстве Николая I. Наряду с его очевидными заслугами в истории пенсионного дела.

Так, например, в ходе первой пенсионной реформы круг получателей казенных пенсий не случайно был расширен, в первую очередь, за счет служащих горнорудных и лесных ведомств на Урале и в Сибири. Именно в этой сфере плодотворно работал Канкрин, как ученый-экономист, до назначения на пост министра финансов.

Во-вторых, стоит отметить, что в николаевском Уставе все же сохранилось положение о передаче функций по выплате пенсий и управлению пенсионным капиталом в ведение Государственного Казначейства (Министерства финансов). Это также можно отнести к личной заслуге Канкрина и Аракчеева. Поскольку им была поручена работа над проектом Устава уже после отставки графа Гурьева.

Таким образом, принятие Устава о пенсиях 1827 года означало — прежде всего — создание в составе Министерства финансов централизованного пенсионного фонда, который был наделен практически автономными полномочиями по выплате государственных пенсий и пособий.

Методика расчетов пенсий, правила формирования и расходов пенсионного фонда Казначейства будут неизбежно меняться в течение века, соответственно реальным условиям своего времени. Но в целом подобная форма управления пенсионной системой страны просуществует до последних дней Российской империи. И будет восстановлена только в декабре 1990 года, с учреждением Пенсионного фонда России.

Согласно параграфу 99 Устава, суммы на выплаты пенсий и пособий «всем лицам, внесенным в Государственную книгу» (реестр пенсионеров) , отчислялись из общих доходов казны, но в рамках ежегодной сметы ассигнований на пенсионные расходы.

Второй источник пополнения пенсионного фонда Казначейства составляли пенсионные отчисления ведомств и учреждений — или, как отмечалось в Уставе, средства, «накопившиеся по разным местам на производство пенсий и пособий» .

В числе важных результатов первой пенсионной реформы 19 века следует отметить такие нововведения, как расчет суммы пенсии служащих по разряду чина за последний год службы, а не по выплате жалования.

Вдовам и сиротам гражданских служащих впервые было гарантировано пенсионное обеспечение по утрате кормильца. На эти цели предназначались несколько видов налоговых вычетов, в том числе вычеты из жалования гражданских служащих: при окладе свыше 500 рублей в год — по 2 копейки с рубля, менее 500 рублей — по 1 копейке.

Если средств в самом пенсионном фонде было недостаточно для выплаты пособий по утрате кормильца, дополнительные суммы поступали из общих средств Государственного Казначейства. Таково было одно из положений Устава о пенсиях, которое гарантировало выплату пособий неполным семьям при любом состоянии пенсионного фонда.

Сам факт, что пенсионное обеспечение в середине 19 века было законодательно отнесено к приоритетным статьям государственных расходов, подчеркивает социальную направленность государственных реформ в переходный период — между патриархальным укладом феодализма и развивающимся промышленным капитализмом.

Вторая редакция Устава о пенсиях была подготовлена в 1853 году. По распоряжению Николая I, вносился ряд существенных поправок, устраняющих в Уставе противоречия с новыми условиями производства, работы и жизни работников.

Так, рост численности служащих и резкое увеличение государственных расходов на пенсии обусловили такую норму, как проверка нуждаемости пенсионеров. Повышен порог максимальной выслуги для государственных служащих: пенсия предоставлялась в 35 лет (вместо 25 лет, как было в первые годы реформы).

Право на досрочную пенсию (при меньшей выслуге лет) отменялось во всех государственных учреждениях, кроме таможенного и горного ведомств.

Также были ограничены права на единовременные пособия по утрате кормильца. По новым правилам, они выплачивались только в тех случаях, когда умершему не была назначена пенсия.

Размер пенсии гражданских служащих стал определяться по разряду занимаемого чина за последние пять лет (вместо трех лет, как было прежде).

Изменения затронули и сферу дополнительного пенсионного обеспечения. Например, были пересмотрены или отменены ряд положений о работе ведомственных эмеритальных касс и страховых пенсионных обществ, которые массово создавались во второй половине 19 века. В том числе — на базе профсоюзов рабочих и очень редко — сельскохозяйственных артелей.

Изменения пенсионного законодательства во второй половине 19 века затрагивали широкие слои государственных служащих и нарастающий класс наемных работников промышленных предприятий.

За что новая редакция Устава о пенсиях от 1853 года вошла в историю России под названием «вторая пенсионная реформа Николая Первого».

В последние десятилетия 19 века — при Александре II и Николае II — пенсионных реформ, подобных «николаевским уставам», в России не проводилось. К тому же радикально изменилась социальная структура российского общества. Обеспечение казенными пенсиями государственных чиновников перестало быть основной задачей государства.

На первый план вышли проблемы социальной поддержки растущего числа наемных работников частных предприятий и членов их семей, а также предоставления дополнительных социальных гарантий рабочим и служащим в новых центрах промышленного роста (прежде всего на Урале и Сибири).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

К концу 19 века существующие механизмы наполнения пенсионного фонда Казначейства полностью исчерпали себя. Поэтому все последующие годы лучшие финансисты в правительстве последних русских императоров были увлечены, в основном, разработкой стратегии выплаты пенсий на принципах страхования.

Источники


  1. Контрольно-кассовая техника. Нормативные акты, официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 113 c.

  2. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.

  3. ред. Славин, М.М. Становление судебной власти в обновляющейся России; М.: Институт государства и права РАН, 2013. — 880 c.
  4. Перевалов, В. Д. Теория государства и права / В.Д. Перевалов. — М.: Юрайт, 2013. — 432 c.
  5. Под редакцией Аванесова Г. А. Криминология; Юнити-Дана — Москва, 2010. — 576 c.
Пенсионная система россии в xix веке
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here