Жизнь русской диаспоры в китае

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Жизнь русской диаспоры в китае". В этом материале мы постарались полностью описать тему с возможностью сделать выводы.

Казаки из Поднебесной: ученые АмГУ изучают жизнь русской диаспоры в Китае

Амурский госуниверситет стал главным центром страны по исследованию русской эмиграции в КНР

Как живут потомки забайкальских казаков в Китае — исследуют ученые из АмГУ Анна и Андрей Забияко. За два года они трижды побывали в экспедициях в Трехречье на северо-востоке КНР. В первой половине 20-го века эта приграничная территория в бассейне трех рек — притоков Аргуни — стала одним из главных центров русской эмиграции в Поднебесной наряду с Харбином и Шанхаем. Когда-то в Трехречье, расположенном в районе Внутренней Монголии, жили тысячи казаков, стояли десятки православных храмов. Жизнь кипела почти в двух десятках русских деревень, казаки составляли подавляющую часть населения. Сегодня русская диаспора из их детей и внуков в Трехречье достигает около двух тысяч человек.

  • — К нам было такое трогательное отношение, как к родным, — начинали гладить, обнимать, не хотели отпускать, кожу белую рассматривали с родственным интересом. Видя русских, чувствуют зов крови, — рассказывает завкафедрой литературы и мировой художественной культуры АмГУ, профессор и доктор филологических наук Анна Забияко. — Эта русская кровь дает удивительные всходы в китайском пространстве. Она оказывается очень сильной, несмотря на сильную китайскую кровь. Они билингвы, двуязычные люди, но думают уже по-китайски. По-русски, причем с забайкальским диалектом, в основном говорят представители поколения наших бабушек, люди в возрасте 60—80 лет. Их дети 40—50 лет общаются на русском с трудом. Потому что были рождены во время культурной революции в 60—70-х годах, когда по-русски запрещали говорить под угрозой смерти. Детей за русскую речь били, они выбрасывали учебники русского языка.

Пасха как в России

Во время экспедиций Анна и Андрей Забияко побывали вместе с аспирантами в нескольких трехреченских деревнях: Драгоценке, Покровке, Лабдарине, Караванной. Все они имеют сейчас китайские названия. Когда-то Драгоценка была центром русского Трехречья. А сегодня Караванная — центр русской диаспоры и визитная карточка русской волости.

— В Караванной много русских, сохранивших традиции, и государство их активно поддерживает, помогая развивать гостиничный бизнес. Строятся все новые гостиницы в стилизованном русском стиле, в традициях деревенской архитектуры. К избе, дому, где живут хозяева, пристроены помещения в виде гостиницы. Иногда гостиница — это одно- или двухэтажное здание в бревенчатом стиле. С юга Китая приезжает очень много туристов, за 2—3 месяца туристического сезона денег зарабатывают столько, что спокойно можно существовать всю осень, зиму и весну, — окунает в современную жизнь Трехречья заведующий кафедрой религиоведения и истории АмГУ, доктор философских наук, профессор Андрей Забияко.

Пасху жители русской волости Китая отмечают с куличами и яйцами.

Некоторые трехреченцы не раз выезжали на работы в Россию в девяностых — начале двухтысячных годов и хорошо зарабатывали. С подорожанием юаня ездить на историческую родину стало невыгодно.

Время последней экспедиции — конец апреля — начало мая — выбрали не случайно. «Для нас было важно посмотреть, как в Трехречье празднуют Пасху», — поясняет Андрей Павлович. Православный праздник в этом году пришелся на 1 мая. «Отмечают практически как русские — с крашеными яйцами и куличами», — говорит профессор. Интересно, что поздравить русскую диаспору с Пасхой приезжали крупные китайские начальники. Власть помогает сохранить русскую культуру в этом регионе и поддерживает потомков эмигрантов.

Книга историй Трехречья

До конца года ученые планируют написать книгу о современной жизни в Трехречье. Во время экспедиций были собраны тысячи фотографий, сделаны десятки часов диктофонных записей. Анна и Андрей Забияко побеседовали с несколькими десятками трехреченцев. Эти устные истории об эмигрантских деревнях и семьях полукровцев и войдут в издание.


В годы культурной революции казакам и их детям запрещали говорить по-русски и носить русские имена.

— Мы хотим дать возможность этим людям самим рассказать свою историю — о детстве, родителях (как правило, мама у них русская, а папа китаец), о том, как большая часть русских выехала в 50-е годы из Трехречья, а они остались. Как наступили годы «Великой культурной революции», в которые их очень сильно третировали, пытались уличить в том, что они советские шпионы, запрещали говорить на русском и носить русские имена. Многие погибли в это страшное десятилетие. В конце 70-х началась новая жизнь, открылись новые возможности, — рассказывает Андрей Забияко. — Они также говорят о том, как живут сейчас их семьи, что думают о будущем своих детей — сохранят они или утратят русские традиции.

Трехречье показывает живое взаимодействие двух культур и традиций. Россияне и сегодня активно переезжают в Китай на постоянное место жительства, заключают межэтнические браки. Сохранят ли их дети и внуки русские корни — актуальный вопрос.

Харбин и Шанхай в центре внимания

Трехречье — новое направление исследования русской эмиграции в Китае. До этого на протяжении 15 лет кафедра литературы и МХК вплотную занималась русским Харбином. И если малограмотные жители Трехречья сохранили свою русскую этничность благодаря традициям и фольклору, то в Харбине эту задачу решали язык и литература.

В начале 20-го века город жил богатейшей культурной и литературной эмигрантской жизнью, оставив потомкам множество художественных произведений и материалов периодической печати. За годы работы свет увидели несколько книг Анны Забияко и ее коллег о быте и литературе Харбина, был открыт посвященный русской жизни этого города музей. Скоро у Анны Анатольевны появится еще одна книга — о ментальности дальневосточного фронтира, культуре и литературе русского Харбина. Кроме того, готовятся к выходу второй том произведений харбинского писателя Арсения Несмелого, хрестоматия, посвященная лирике русского Харбина, словарь «100 писателей дальневосточного зарубежья», седьмой номер сборника «Русский Харбин, запечатленный в слове».

Сегодня АмГУ — признанный центр изучения русской эмиграции в Китае.

Исследователи обратили свои взгляды и на русский Шанхай. В результате за 15 лет Амурский госуниверситет превратился в ведущий центр по изучению русской эмиграции в Китае, известный далеко за пределами нашей страны. Это признают и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и за рубежом. Большой вклад в изучение различных аспектов российско-китайских отношений вносит кафедра религиоведения и истории АмГУ — ее сотрудники также регулярно издают свои научные труды. Так, например, несколько лет назад вышла книга Андрея Забияко и его коллег «Русские и китайцы: этномиграционные процессы на Дальнем Востоке». В ней исследованы этапы становления уникальной дальневосточной ментальности и истории взаимоотношений двух народов.

Читайте так же:  Образец заполнения заявления о перемене имени

Масштабные исследования ученых обеих кафедр поддерживает Российский научный фонд — самый крупный и престижный в стране. Гранты от РНФ — показатель высокого уровня научной группы. На Дальнем Востоке их имеют только две группы во Владивостоке и одна — в Благовещенске. «В течение последних лет исследования нашей научной группы — мои и Анны Забияко в том числе — поддерживаются грантом Российского научного фонда. Тема нашего проекта «Этнические миграции как фактор цивилизационных взаимодействий и социокультурных трансформаций в Восточной Азии (история и современность)», — поясняет Андрей Забияко.

Ученые мирового уровня приехали в АмГУ

Ежегодно различные стороны российско-китайских взаимоотношений в АмГУ обсуждают на традиционной конференции «Россия и Китай на дальневосточных рубежах». На этой неделе в вузе при поддержке РНФ проходит 12-я такая конференция, посвященная русской эмиграции в Китае. В Благовещенск впервые приехали крупнейшие ученые мирового уровня в области эмигрантологии славян — профессоры Бронислав Кодзис из Польши и Пехал Зденек из Чехии. Также прибыли два профессора из Пекина: Жен Гунвэй и Ли Иннань, которая уже неоднократно бывала в АмГУ. Мама Ли Иннань — русская дворянка, отец — один из основателей Коммунистической партии Китая.

Участие в конференции принимают и российские специалисты по русскому зарубежью из Санкт-Петербурга, Владикавказа и Хабаровска. По словам Анны Забияко, конференция проходит в камерном режиме, но она необыкновенно насыщенна. «В этом году в центре внимания — русская диаспора в Китае, прежде всего в русском Харбине. Та духовная культура русской эмиграции, которая либо сохранилась, либо существовала. Большинство докладов посвящено культуре и литературе нашей диаспоры», — рассказал организатор конференции Андрей Забияко.

Каким был амурский абориген 500 лет назад

Древнейшие наскальные изображения, расположенные в Приамурье и Северо-Восточном Китае — крупнейшая сфера научных интересов Андрея Забияко. За семь лет работы он открыл и переоткрыл почти два десятка памятников, исписанных петроглифами. Была выпущена книга о петроглифах Северо-Восточного Китая, где Андрей Забияко и его аспирант опубликовали свои уникальные находки. Сейчас реконструируется карта петроглифов Амурской области и сопредельной территории, готовится этнографический атлас Приамурья.

«Наскальные изображения плотно связаны с общей культурной историей региона. Петроглифы делали люди, а мы до сих пор с большим трудом представляем себе создателей этих наскальных рисунков. Свою задачу я вижу в том, чтобы понять, кем они были в этническом отношении, к какой популяции принадлежали — были полиазиатами, относились к тунгусо-маньчжурской или монголоидной группам. Через нашу область многие народы прошли и многие тут жили», — рассказывает Андрей Павлович.

Еще одна тема, которой уже 15 лет плотно занимается Андрей Забияко, — изучение культуры эвенков. Он побывал в экспедициях во всех эвенкийских деревнях Приамурья, написал в соавторстве с учеными АмГУ книгу «Эвенки Приамурья: оленная тропа истории и культуры» о традициях эвенкийских общин. Одна из них — почитание наскальных изображений. Эвенки принадлежат к тунгусо-маньчжурской группе, и наука пока не выяснила, где она сформировалась. Вполне возможно, что именно в Приамурье. Сейчас по инициативе ученых АмГУ ведется реконструкция облика аборигена Приамурья, который жил около 500 лет назад. Хорошо сохранившийся череп нашли в прошлом году в могильнике недалеко от Албазина.

Анна Забияко также изучает культуру эвенков — сквозь призму художественной литературы. Направление профессора — художественная этнография. «Впереди еще много исследований, например, книги Григория Федосеева — это целый кладезь материала по эвенкийской культуре, религиозным традициям», — отмечает Анна Анатольевна. Федосеев создал целый ряд книг, героем которых был эвенк-проводник Улукиткан.

Казаки из Поднебесной: ученые АмГУ изучают жизнь русской диаспоры в Китае

Амурский госуниверситет стал главным центром страны по исследованию русской эмиграции в КНР

Как живут потомки забайкальских казаков в Китае — исследуют ученые из АмГУ Анна и Андрей Забияко. За два года они трижды побывали в экспедициях в Трехречье на северо-востоке КНР. В первой половине 20-го века эта приграничная территория в бассейне трех рек — притоков Аргуни — стала одним из главных центров русской эмиграции в Поднебесной наряду с Харбином и Шанхаем. Когда-то в Трехречье, расположенном в районе Внутренней Монголии, жили тысячи казаков, стояли десятки православных храмов. Жизнь кипела почти в двух десятках русских деревень, казаки составляли подавляющую часть населения. Сегодня русская диаспора из их детей и внуков в Трехречье достигает около двух тысяч человек.

Зов крови

[2]

Какими стали спустя больше полувека трехреченцы и в какой степени сохранили свою русскую идентичность — в центре внимания профессоров из АмГУ. Китай наложил свой отпечаток как на быт, так и на внешность потомков казаков. Но следы русской культуры у полукровцев, как они сами себя называют, еще видны: многие хорошо говорят по-русски, сохраняют национальные традиции, у кого-то в китайском паспорте даже записана национальность «русский». К приезжим из России относятся очень тепло.

Жители русской диаспоры в Трехречье встречали амурчан как родных.

— К нам было такое трогательное отношение, как к родным, — начинали гладить, обнимать, не хотели отпускать, кожу белую рассматривали с родственным интересом. Видя русских, чувствуют зов крови, — рассказывает завкафедрой литературы и мировой художественной культуры АмГУ, профессор и доктор филологических наук Анна Забияко. — Эта русская кровь дает удивительные всходы в китайском пространстве. Она оказывается очень сильной, несмотря на сильную китайскую кровь. Они билингвы, двуязычные люди, но думают уже по-китайски. По-русски, причем с забайкальским диалектом, в основном говорят представители поколения наших бабушек, люди в возрасте 60—80 лет. Их дети 40—50 лет общаются на русском с трудом. Потому что были рождены во время культурной революции в 60—70-х годах, когда по-русски запрещали говорить под угрозой смерти. Детей за русскую речь били, они выбрасывали учебники русского языка.

Пасха как в России

Во время экспедиций Анна и Андрей Забияко побывали вместе с аспирантами в нескольких трехреченских деревнях: Драгоценке, Покровке, Лабдарине, Караванной. Все они имеют сейчас китайские названия. Когда-то Драгоценка была центром русского Трехречья. А сегодня Караванная — центр русской диаспоры и визитная карточка русской волости.

— В Караванной много русских, сохранивших традиции, и государство их активно поддерживает, помогая развивать гостиничный бизнес. Строятся все новые гостиницы в стилизованном русском стиле, в традициях деревенской архитектуры. К избе, дому, где живут хозяева, пристроены помещения в виде гостиницы. Иногда гостиница — это одно- или двухэтажное здание в бревенчатом стиле. С юга Китая приезжает очень много туристов, за 2—3 месяца туристического сезона денег зарабатывают столько, что спокойно можно существовать всю осень, зиму и весну, — окунает в современную жизнь Трехречья заведующий кафедрой религиоведения и истории АмГУ, доктор философских наук, профессор Андрей Забияко.

Читайте так же:  Как происходит получение денежных средств, перечисленных в рамках программы государственного софинан

Пасху жители русской волости Китая отмечают с куличами и яйцами.

Некоторые трехреченцы не раз выезжали на работы в Россию в девяностых — начале двухтысячных годов и хорошо зарабатывали. С подорожанием юаня ездить на историческую родину стало невыгодно.

Время последней экспедиции — конец апреля — начало мая — выбрали не случайно. «Для нас было важно посмотреть, как в Трехречье празднуют Пасху», — поясняет Андрей Павлович. Православный праздник в этом году пришелся на 1 мая. «Отмечают практически как русские — с крашеными яйцами и куличами», — говорит профессор. Интересно, что поздравить русскую диаспору с Пасхой приезжали крупные китайские начальники. Власть помогает сохранить русскую культуру в этом регионе и поддерживает потомков эмигрантов.

Книга историй Трехречья

До конца года ученые планируют написать книгу о современной жизни в Трехречье. Во время экспедиций были собраны тысячи фотографий, сделаны десятки часов диктофонных записей. Анна и Андрей Забияко побеседовали с несколькими десятками трехреченцев. Эти устные истории об эмигрантских деревнях и семьях полукровцев и войдут в издание.

В годы культурной революции казакам и их детям запрещали говорить по-русски и носить русские имена.

— Мы хотим дать возможность этим людям самим рассказать свою историю — о детстве, родителях (как правило, мама у них русская, а папа китаец), о том, как большая часть русских выехала в 50-е годы из Трехречья, а они остались. Как наступили годы «Великой культурной революции», в которые их очень сильно третировали, пытались уличить в том, что они советские шпионы, запрещали говорить на русском и носить русские имена. Многие погибли в это страшное десятилетие. В конце 70-х началась новая жизнь, открылись новые возможности, — рассказывает Андрей Забияко. — Они также говорят о том, как живут сейчас их семьи, что думают о будущем своих детей — сохранят они или утратят русские традиции.

Трехречье показывает живое взаимодействие двух культур и традиций. Россияне и сегодня активно переезжают в Китай на постоянное место жительства, заключают межэтнические браки. Сохранят ли их дети и внуки русские корни — актуальный вопрос.

Харбин и Шанхай в центре внимания

Трехречье — новое направление исследования русской эмиграции в Китае. До этого на протяжении 15 лет кафедра литературы и МХК вплотную занималась русским Харбином. И если малограмотные жители Трехречья сохранили свою русскую этничность благодаря традициям и фольклору, то в Харбине эту задачу решали язык и литература.

В начале 20-го века город жил богатейшей культурной и литературной эмигрантской жизнью, оставив потомкам множество художественных произведений и материалов периодической печати. За годы работы свет увидели несколько книг Анны Забияко и ее коллег о быте и литературе Харбина, был открыт посвященный русской жизни этого города музей. Скоро у Анны Анатольевны появится еще одна книга — о ментальности дальневосточного фронтира, культуре и литературе русского Харбина. Кроме того, готовятся к выходу второй том произведений харбинского писателя Арсения Несмелого, хрестоматия, посвященная лирике русского Харбина, словарь «100 писателей дальневосточного зарубежья», седьмой номер сборника «Русский Харбин, запечатленный в слове».

Сегодня АмГУ — признанный центр изучения русской эмиграции в Китае.

Исследователи обратили свои взгляды и на русский Шанхай. В результате за 15 лет Амурский госуниверситет превратился в ведущий центр по изучению русской эмиграции в Китае, известный далеко за пределами нашей страны. Это признают и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и за рубежом. Большой вклад в изучение различных аспектов российско-китайских отношений вносит кафедра религиоведения и истории АмГУ — ее сотрудники также регулярно издают свои научные труды. Так, например, несколько лет назад вышла книга Андрея Забияко и его коллег «Русские и китайцы: этномиграционные процессы на Дальнем Востоке». В ней исследованы этапы становления уникальной дальневосточной ментальности и истории взаимоотношений двух народов.

Масштабные исследования ученых обеих кафедр поддерживает Российский научный фонд — самый крупный и престижный в стране. Гранты от РНФ — показатель высокого уровня научной группы. На Дальнем Востоке их имеют только две группы во Владивостоке и одна — в Благовещенске. «В течение последних лет исследования нашей научной группы — мои и Анны Забияко в том числе — поддерживаются грантом Российского научного фонда. Тема нашего проекта «Этнические миграции как фактор цивилизационных взаимодействий и социокультурных трансформаций в Восточной Азии (история и современность)», — поясняет Андрей Забияко.

Ученые мирового уровня приехали в АмГУ

Ежегодно различные стороны российско-китайских взаимоотношений в АмГУ обсуждают на традиционной конференции «Россия и Китай на дальневосточных рубежах». На этой неделе в вузе при поддержке РНФ проходит 12-я такая конференция, посвященная русской эмиграции в Китае. В Благовещенск впервые приехали крупнейшие ученые мирового уровня в области эмигрантологии славян — профессоры Бронислав Кодзис из Польши и Пехал Зденек из Чехии. Также прибыли два профессора из Пекина: Жен Гунвэй и Ли Иннань, которая уже неоднократно бывала в АмГУ. Мама Ли Иннань — русская дворянка, отец — один из основателей Коммунистической партии Китая.

Участие в конференции принимают и российские специалисты по русскому зарубежью из Санкт-Петербурга, Владикавказа и Хабаровска. По словам Анны Забияко, конференция проходит в камерном режиме, но она необыкновенно насыщенна. «В этом году в центре внимания — русская диаспора в Китае, прежде всего в русском Харбине. Та духовная культура русской эмиграции, которая либо сохранилась, либо существовала. Большинство докладов посвящено культуре и литературе нашей диаспоры», — рассказал организатор конференции Андрей Забияко.

Каким был амурский абориген 500 лет назад

Древнейшие наскальные изображения, расположенные в Приамурье и Северо-Восточном Китае — крупнейшая сфера научных интересов Андрея Забияко. За семь лет работы он открыл и переоткрыл почти два десятка памятников, исписанных петроглифами. Была выпущена книга о петроглифах Северо-Восточного Китая, где Андрей Забияко и его аспирант опубликовали свои уникальные находки. Сейчас реконструируется карта петроглифов Амурской области и сопредельной территории, готовится этнографический атлас Приамурья.
Читайте так же:  Как получить субсидию для ип

«Наскальные изображения плотно связаны с общей культурной историей региона. Петроглифы делали люди, а мы до сих пор с большим трудом представляем себе создателей этих наскальных рисунков. Свою задачу я вижу в том, чтобы понять, кем они были в этническом отношении, к какой популяции принадлежали — были полиазиатами, относились к тунгусо-маньчжурской или монголоидной группам. Через нашу область многие народы прошли и многие тут жили», — рассказывает Андрей Павлович.

Еще одна тема, которой уже 15 лет плотно занимается Андрей Забияко, — изучение культуры эвенков. Он побывал в экспедициях во всех эвенкийских деревнях Приамурья, написал в соавторстве с учеными АмГУ книгу «Эвенки Приамурья: оленная тропа истории и культуры» о традициях эвенкийских общин. Одна из них — почитание наскальных изображений. Эвенки принадлежат к тунгусо-маньчжурской группе, и наука пока не выяснила, где она сформировалась. Вполне возможно, что именно в Приамурье. Сейчас по инициативе ученых АмГУ ведется реконструкция облика аборигена Приамурья, который жил около 500 лет назад. Хорошо сохранившийся череп нашли в прошлом году в могильнике недалеко от Албазина.
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Анна Забияко также изучает культуру эвенков — сквозь призму художественной литературы. Направление профессора — художественная этнография. «Впереди еще много исследований, например, книги Григория Федосеева — это целый кладезь материала по эвенкийской культуре, религиозным традициям», — отмечает Анна Анатольевна. Федосеев создал целый ряд книг, героем которых был эвенк-проводник Улукиткан.

Казаки из Поднебесной: ученые АмГУ изучают жизнь русской диаспоры в Китае

Амурский госуниверситет стал главным центром страны по исследованию русской эмиграции в КНР

Как живут потомки забайкальских казаков в Китае — исследуют ученые из АмГУ Анна и Андрей Забияко. За два года они трижды побывали в экспедициях в Трехречье на северо-востоке КНР. В первой половине 20-го века эта приграничная территория в бассейне трех рек — притоков Аргуни — стала одним из главных центров русской эмиграции в Поднебесной наряду с Харбином и Шанхаем. Когда-то в Трехречье, расположенном в районе Внутренней Монголии, жили тысячи казаков, стояли десятки православных храмов. Жизнь кипела почти в двух десятках русских деревень, казаки составляли подавляющую часть населения. Сегодня русская диаспора из их детей и внуков в Трехречье достигает около двух тысяч человек.

  • — К нам было такое трогательное отношение, как к родным, — начинали гладить, обнимать, не хотели отпускать, кожу белую рассматривали с родственным интересом. Видя русских, чувствуют зов крови, — рассказывает завкафедрой литературы и мировой художественной культуры АмГУ, профессор и доктор филологических наук Анна Забияко. — Эта русская кровь дает удивительные всходы в китайском пространстве. Она оказывается очень сильной, несмотря на сильную китайскую кровь. Они билингвы, двуязычные люди, но думают уже по-китайски. По-русски, причем с забайкальским диалектом, в основном говорят представители поколения наших бабушек, люди в возрасте 60—80 лет. Их дети 40—50 лет общаются на русском с трудом. Потому что были рождены во время культурной революции в 60—70-х годах, когда по-русски запрещали говорить под угрозой смерти. Детей за русскую речь били, они выбрасывали учебники русского языка.

Пасха как в России

Во время экспедиций Анна и Андрей Забияко побывали вместе с аспирантами в нескольких трехреченских деревнях: Драгоценке, Покровке, Лабдарине, Караванной. Все они имеют сейчас китайские названия. Когда-то Драгоценка была центром русского Трехречья. А сегодня Караванная — центр русской диаспоры и визитная карточка русской волости.

— В Караванной много русских, сохранивших традиции, и государство их активно поддерживает, помогая развивать гостиничный бизнес. Строятся все новые гостиницы в стилизованном русском стиле, в традициях деревенской архитектуры. К избе, дому, где живут хозяева, пристроены помещения в виде гостиницы. Иногда гостиница — это одно- или двухэтажное здание в бревенчатом стиле. С юга Китая приезжает очень много туристов, за 2—3 месяца туристического сезона денег зарабатывают столько, что спокойно можно существовать всю осень, зиму и весну, — окунает в современную жизнь Трехречья заведующий кафедрой религиоведения и истории АмГУ, доктор философских наук, профессор Андрей Забияко.


Пасху жители русской волости Китая отмечают с куличами и яйцами.

Некоторые трехреченцы не раз выезжали на работы в Россию в девяностых — начале двухтысячных годов и хорошо зарабатывали. С подорожанием юаня ездить на историческую родину стало невыгодно.

Время последней экспедиции — конец апреля — начало мая — выбрали не случайно. «Для нас было важно посмотреть, как в Трехречье празднуют Пасху», — поясняет Андрей Павлович. Православный праздник в этом году пришелся на 1 мая. «Отмечают практически как русские — с крашеными яйцами и куличами», — говорит профессор. Интересно, что поздравить русскую диаспору с Пасхой приезжали крупные китайские начальники. Власть помогает сохранить русскую культуру в этом регионе и поддерживает потомков эмигрантов.

Книга историй Трехречья

До конца года ученые планируют написать книгу о современной жизни в Трехречье. Во время экспедиций были собраны тысячи фотографий, сделаны десятки часов диктофонных записей. Анна и Андрей Забияко побеседовали с несколькими десятками трехреченцев. Эти устные истории об эмигрантских деревнях и семьях полукровцев и войдут в издание.

В годы культурной революции казакам и их детям запрещали говорить по-русски и носить русские имена.

— Мы хотим дать возможность этим людям самим рассказать свою историю — о детстве, родителях (как правило, мама у них русская, а папа китаец), о том, как большая часть русских выехала в 50-е годы из Трехречья, а они остались. Как наступили годы «Великой культурной революции», в которые их очень сильно третировали, пытались уличить в том, что они советские шпионы, запрещали говорить на русском и носить русские имена. Многие погибли в это страшное десятилетие. В конце 70-х началась новая жизнь, открылись новые возможности, — рассказывает Андрей Забияко. — Они также говорят о том, как живут сейчас их семьи, что думают о будущем своих детей — сохранят они или утратят русские традиции.

Трехречье показывает живое взаимодействие двух культур и традиций. Россияне и сегодня активно переезжают в Китай на постоянное место жительства, заключают межэтнические браки. Сохранят ли их дети и внуки русские корни — актуальный вопрос.

Харбин и Шанхай в центре внимания

Трехречье — новое направление исследования русской эмиграции в Китае. До этого на протяжении 15 лет кафедра литературы и МХК вплотную занималась русским Харбином. И если малограмотные жители Трехречья сохранили свою русскую этничность благодаря традициям и фольклору, то в Харбине эту задачу решали язык и литература.

Читайте так же:  Выплата пенсионных накоплений чего ожидали и что получили

В начале 20-го века город жил богатейшей культурной и литературной эмигрантской жизнью, оставив потомкам множество художественных произведений и материалов периодической печати. За годы работы свет увидели несколько книг Анны Забияко и ее коллег о быте и литературе Харбина, был открыт посвященный русской жизни этого города музей. Скоро у Анны Анатольевны появится еще одна книга — о ментальности дальневосточного фронтира, культуре и литературе русского Харбина. Кроме того, готовятся к выходу второй том произведений харбинского писателя Арсения Несмелого, хрестоматия, посвященная лирике русского Харбина, словарь «100 писателей дальневосточного зарубежья», седьмой номер сборника «Русский Харбин, запечатленный в слове».

Сегодня АмГУ — признанный центр изучения русской эмиграции в Китае.

Исследователи обратили свои взгляды и на русский Шанхай. В результате за 15 лет Амурский госуниверситет превратился в ведущий центр по изучению русской эмиграции в Китае, известный далеко за пределами нашей страны. Это признают и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и за рубежом. Большой вклад в изучение различных аспектов российско-китайских отношений вносит кафедра религиоведения и истории АмГУ — ее сотрудники также регулярно издают свои научные труды. Так, например, несколько лет назад вышла книга Андрея Забияко и его коллег «Русские и китайцы: этномиграционные процессы на Дальнем Востоке». В ней исследованы этапы становления уникальной дальневосточной ментальности и истории взаимоотношений двух народов.

Масштабные исследования ученых обеих кафедр поддерживает Российский научный фонд — самый крупный и престижный в стране. Гранты от РНФ — показатель высокого уровня научной группы. На Дальнем Востоке их имеют только две группы во Владивостоке и одна — в Благовещенске. «В течение последних лет исследования нашей научной группы — мои и Анны Забияко в том числе — поддерживаются грантом Российского научного фонда. Тема нашего проекта «Этнические миграции как фактор цивилизационных взаимодействий и социокультурных трансформаций в Восточной Азии (история и современность)», — поясняет Андрей Забияко.

Ученые мирового уровня приехали в АмГУ

Ежегодно различные стороны российско-китайских взаимоотношений в АмГУ обсуждают на традиционной конференции «Россия и Китай на дальневосточных рубежах». На этой неделе в вузе при поддержке РНФ проходит 12-я такая конференция, посвященная русской эмиграции в Китае. В Благовещенск впервые приехали крупнейшие ученые мирового уровня в области эмигрантологии славян — профессоры Бронислав Кодзис из Польши и Пехал Зденек из Чехии. Также прибыли два профессора из Пекина: Жен Гунвэй и Ли Иннань, которая уже неоднократно бывала в АмГУ. Мама Ли Иннань — русская дворянка, отец — один из основателей Коммунистической партии Китая.

Участие в конференции принимают и российские специалисты по русскому зарубежью из Санкт-Петербурга, Владикавказа и Хабаровска. По словам Анны Забияко, конференция проходит в камерном режиме, но она необыкновенно насыщенна. «В этом году в центре внимания — русская диаспора в Китае, прежде всего в русском Харбине. Та духовная культура русской эмиграции, которая либо сохранилась, либо существовала. Большинство докладов посвящено культуре и литературе нашей диаспоры», — рассказал организатор конференции Андрей Забияко.

Каким был амурский абориген 500 лет назад

Древнейшие наскальные изображения, расположенные в Приамурье и Северо-Восточном Китае — крупнейшая сфера научных интересов Андрея Забияко. За семь лет работы он открыл и переоткрыл почти два десятка памятников, исписанных петроглифами. Была выпущена книга о петроглифах Северо-Восточного Китая, где Андрей Забияко и его аспирант опубликовали свои уникальные находки. Сейчас реконструируется карта петроглифов Амурской области и сопредельной территории, готовится этнографический атлас Приамурья.

«Наскальные изображения плотно связаны с общей культурной историей региона. Петроглифы делали люди, а мы до сих пор с большим трудом представляем себе создателей этих наскальных рисунков. Свою задачу я вижу в том, чтобы понять, кем они были в этническом отношении, к какой популяции принадлежали — были полиазиатами, относились к тунгусо-маньчжурской или монголоидной группам. Через нашу область многие народы прошли и многие тут жили», — рассказывает Андрей Павлович.

Еще одна тема, которой уже 15 лет плотно занимается Андрей Забияко, — изучение культуры эвенков. Он побывал в экспедициях во всех эвенкийских деревнях Приамурья, написал в соавторстве с учеными АмГУ книгу «Эвенки Приамурья: оленная тропа истории и культуры» о традициях эвенкийских общин. Одна из них — почитание наскальных изображений. Эвенки принадлежат к тунгусо-маньчжурской группе, и наука пока не выяснила, где она сформировалась. Вполне возможно, что именно в Приамурье. Сейчас по инициативе ученых АмГУ ведется реконструкция облика аборигена Приамурья, который жил около 500 лет назад. Хорошо сохранившийся череп нашли в прошлом году в могильнике недалеко от Албазина.

Анна Забияко также изучает культуру эвенков — сквозь призму художественной литературы. Направление профессора — художественная этнография. «Впереди еще много исследований, например, книги Григория Федосеева — это целый кладезь материала по эвенкийской культуре, религиозным традициям», — отмечает Анна Анатольевна. Федосеев создал целый ряд книг, героем которых был эвенк-проводник Улукиткан.

Жизнь в Китае для русских

Быстрый уровень экономического развития, китайские зарплаты привлекают все больше иностранцев в страну. В Китае жизнь для русских омрачается отсутствием возможности получить гражданство. Его дают лишь детям, родители которых граждане КНР. Максимум – это постоянный вид на жительство или рабочая виза, если заключен брак с китайцем. Трудности никогда не пугали наших соотечественников, стремящихся познать новое или заработать.

Факт: «Территория Китая находится в 4 часовых поясах, но по распоряжению правительства вся страна живет по времени столицы.»

Жизнь русских в Китае

Эта страна с уникальной древней культурой семимильными шагами развивает свою промышленность, вышла на мировой рынок автомобилестроения, техники, продуктов питания. Всегда интересно узнать как живут русские в далеком Китае.

Первое впечатление у вновь приехавших – сказочная китайская архитектура, чистые улицы, большие парки, улыбающиеся люди. Побывав в Поднебесной, туристы никогда не назовут Амстердам велосипедной страной. Арендовать двухколесный транспорт здесь можно в любой части города, как и оставить его не возвращая.

Жизнь в больших мегаполисах не останавливается ни днем ни ночью. Посещаемость кафе, движение на улице в темное время суток остается почти неизменным. Стоимость продуктов питания и предметов первой необходимости изменяется в зависимости от региона. В крупных населенных пунктах они не меньше Московских, а в небольших деревнях, тот же товар можно приобрести в несколько раз дешевле.

Передвижение между населенными пунктами осуществляют скоростные поезда, расстояние в 1300 км. (от Шанхая до Пекина) преодолевается чуть меньше чем за 5 часов.

Несмотря на все прелести, русские рассматривают Китай, как место для работы или путешествий, а не для постоянного жительства.

Начиная с 2015 года, после обвала фондового рынка в стране, цены на недвижимость возросли и покупка квартиры в Поднебесной стало дорогим удовольствием. Аренда жилья в крупных городахнедешевая, в отличие от глубинок. При просрочке платежа за ЖКХ, потребляемый и неоплаченный ресурс отключают на следующий день.

Читайте так же:  Как правильно рассчитать жилищную субсидию

Островки России

На сегодняшний день согласно официальным источникам в Китайской республики постоянно живут чуть больше 15 тыс. русских и столько же иммигрантов из России. Основная часть временных переселенцев – это студенты, молодые специалисты, предприниматели и пенсионеры.

Скопление россиян наблюдается в следующих регионах:

  • Провинция Хэйлунцзян, в районе Внутренней Монголии. В городе Эргуна даже находится этнографический музей русской народности.
  • Город Хэйхэ считается окном в Поднебесную. С 2004 года действует 30 дневный безвизовый режим для граждан России. Загранпаспорт это единственный документ для пересечения границы. Здесь русские и китайцы ведут торговлю. На рекламных щитах и продавцы используют два языка. Статистические данные говорят о посещении Хэйхэ 100 тыс. россиян в год.
  • В Пекине русские обосновались на улице Ябаолу. На ней отличный шелковый рынок, русские рестораны. Здесь можно приобрести продовольственные товары, которых так не хватает в магазинах Поднебесной: майонез, селедка, черный хлеб, сметана, твердый сыр и другое.

Как таковой русской диаспоры в Китае нет, имеются лишь несколько русскоговорящих сообществ. Самое большое в Шанхае – «Русский Шанхайский клуб». Это обусловлено рассредоточением переселенцев по всей стране.

Отношение к приезжим

Китайское население очень толерантно относится практически ко всем иммигрантам. Исключение составляют лишь афроамериканцы, так как они являются здесь источником криминала и нелегалами.

К русским здесь благосклонны. В 2004 году появился русскоязычный канал на национальном телевидении, что говорит о сближении народов.

Факт: «При трудоустройстве, работодатели отдадут предпочтение местному населению, а не иммигрантам, даже если у переселенца квалификация выше. Такова политика государства.»

Многие из тех кто не смог найти свое место на родине, здесь реализуются. Русских охотно берут на работу в качестве модельеров, IT-специалистов, ученых, врачей, учителей, инженеров.

Криминала к иностранцам практически нет, но это не означает, что можно оставлять свои вещи без присмотра.

Плюсы и минусы в жизни пенсионеров

Русские пенсионеры переезжают в пограничные города Хуньчунь и Хэйхэ. Они не просто снимают там квартиры, а приобретают жилье. Прожиточный минимум составляет 700 юаней, что доступно для наших немолодых соотечественников. В последние годы поток русских пенсионеров сократился из-за падения рубля.

[3]

  • дешевая жизнь – российская пенсия плюс сданная квартира на родине, обеспечивают достойную жизнь в Китае;
  • мягкий климат;
  • более доступные медицинские услуги – нет очередей, не нужно давать взятки за качественное обслуживание;
  • стабильная политическая ситуация.
  • другой менталитет;
  • незнание языка;
  • ностальгия.

Факт: «Китайское правительство выплачивает пенсию, только тем, кто отработал в государственных структурах или промышленных предприятиях более 15 лет. Рабочие сельского хозяйства и предприниматели пособия по старости не получают.»

Сфера образования для русских мигрантов

Система образования в Китае сходна с той, что действовала в СССР. Все начинается с детского сада, которых катастрофически не хватает.

Затем начальная и средняя школа, обучение в них обязательное и бесплатное даже для детей иммигрантов. Преподавание ведется на китайском языке. На школьном дворе проводятся массовые зарядки, а в течение дня учащихся ждет тихий час. Если это переселенцев не устраивает, ребенка можно отправить в частную школу, но в отличие от государственных здесь все на коммерческой основе.

В Китае имеются профтехучилища и колледжи, где образование ведется на английском, даже встречаются русские учителя.

В университет поступить можно на конкурсной основе, необходимо предоставить результаты ЕГЭ и преодолеть конкурс, который иногда доходит до 100 человек на одно место. Предпочтение отдается русским студентам, которые изучали китайский язык еще в школе.

Все посетившие Китай, как туристы или по работе отмечают, что эта страна разительно отличается от России. Искать сравнения что здесь лучше или хуже бессмысленно, иной менталитет, другие ценности. На первом месте у них КНР, на втором китайский народ, а на третьем семья. В целом здесь очень дружелюбное и улыбчивое население.

Китай – это страна еды, 50% населения готовят пищу, а 50% едят. Если они не трапезничают, то говорят о еде. Перекусить можно на каждом углу. Непривычные запахи сбивают туристов с ног, а еще отрыжка и брошенный мусор. На улице очень много уборщиков, которые постоянно все вычищают.

Повсеместно установлены бесплатные туалеты, чистые и убранные. На улицах висят таблички как добраться до ближайшего.

Плохие отзывы о местном движение на дороге. Здесь не пропустят на зебре и часто проезжают на красный. Для китайских водителей сбивших пешехода, лучшим будет если человек умрет, иначе придется платить компенсацию до конца жизни пострадавшего.

Подводим итог

Не мало русских, которые довольны своей жизнью и работой в Китае. Высокий уровень жизни, безопасность, перспективы для развития привлекают иммигрантов из России.

[1]

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Переезжая в эту удивительную страну всегда нужно помнить о другом менталитете и не пренебрегать советам, тех кто уже пожил в этой стране, учитывая, что потребности и вкусы у всех разные.

Источники


  1. Хаин, В. Е. История и методология геологических наук / В.Е. Хаин, А.Г. Рябухин, А.А. Наймарк. — М.: Academia, 2017. — 416 c.

  2. Ефименко, Е. Н. Корпоративные конфликты (споры). Учебно-практическое пособие / Е.Н. Ефименко, В.А. Лаптев. — М.: Проспект, 2015. — 240 c.

  3. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия; СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2011. — 142 c.
  4. Троицкий, Н. А. Корифеи российской адвокатуры: моногр. / Н.А. Троицкий. — М.: Центрполиграф, 2015. — 416 c.
  5. Астахов Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Астахов, Павел. — М.: Эксмо, 2009. — 320 c.
Жизнь русской диаспоры в китае
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here